Экологическая партия Узбекистана
Виртуальная приёмная
  • Телефон: +99871 209-85-65
  • Адрес: 2, ул. Университет, Кибрайский р., Ташкентская область
  • Горячая линия: +99871 209-85-63

Танзила Нарбаева — о реформах, положении женщин и рубке деревьев

20.11.2019

Председатель Сената Танзила Нарбаева — о положении женщин в Узбекистане, реформах, вырубке деревьев и обращении с животными. Цитаты Танзилы Нарбаевой из интервью проекту Alter Ego.

Блогер Кирилл Альтман в рамках видеопроекта Alter Egoпобеседовалс председателем Сената Олий Мажлиса Узбекистана Танзилой Нарбаевой. «Газета.uz» приводит главные выдержки из интервью, которое было записано в конце октября.

Потребуется еще не менее трех-пяти лет. Это приходит с опытом. [Три года] — это очень короткое время, резкая открытость и для СМИ, и для народа. Народ соскучился по свободному общению, волеизъявлению своих чаяний. А чиновники не привыкли к такому общению. За три года, я считаю, мы достигли многого в этой сфере.

Но проблем очень много. Нужно время, чтобы чиновники научились. Я думаю, молодое поколение чиновников будет готово. И сегодня они с большой охотой идут на общение с прессой и народом. Мы видим это ежедневно и на телевидении, и в СМИ, и в социальных сетях. Есть, конечно, еще чиновники, которые убегают, прячутся, но это временное явление.

О социальных сетях и реакции народа на работу правительства

Я каждый день открываю социальные сети и читаю с большим интересом. И для себя делаю большие выводы. Люди поднимают те или иные проблемы, значит, мы должны задумываться, и мы задумываемся, почему эти проблемы мучают людей, почему эти проблемы встают перед народом. И мы стараемся принимать решения, которые бы соответствовали исправлению ситуации.

Есть такая категория людей, которым никогда не угодишь. Если проблему поднимают в соответствии с тем порядком, по которому надо поднимать проблему (обращение есть), то это все очень хорошо.

Власть должна радоваться, что есть люди, которые как катализаторы приходят и ставят перед тобой вопросы и помогают исправлять ситуацию.

Люди — первые помощники, и надо радоваться, что люди поднимают эти вопросы. Обид никаких не должно быть.

О назначении на должность главы Сената

Для меня это было большой неожиданностью. Хотя долгие годы работала с общественностью. Предыдущая должность была председатель Комитета женщин, заместителя премьер-министра. Но я большей частью работала как общественница. До этого я шесть лет работала председателем Федерации профсоюзов Узбекистана. Это тоже общественная работа. Я работала среди народа и делала эту работу с большим удовольствием и отдачей.

Но когда это предложение поступило, для меня это была полнейшая неожиданность. Я никогда этого не ожидала. Потому что перед [парламентскими] выборами это предложение действительно было очень неожиданным. Если менять кадры, избирать нового главу Сената или спикера, председателей комитетов, мы все ожидаем, что это должно произойти после выборов. И такие ожидания были у всех.

Я с большой благодарностью приняла это предложение. Сенаторы абсолютно все поддержали мою кандидатуру. Потому что они все представители народа. Со всеми я работала в регионах, когда решали вопросы социального направления, с женщинами, с трудовыми отношениями.

Мне неизвестно, отказывались [от предложений высокой должности] или нет. Я не согласна с тем, что [люди] не могут отказаться. Любой человек может отказаться.

Если он не может сказать открыто, он может свои личные проблемы выставить, сказать, что по состоянию здоровья или семейные вопросы не позволяют ему полностью отдаваться работе. И это с пониманием будет воспринято руководством.

О реформировании деятельности Сената

Страна сейчас вступила в новый этап развития. Президент, как только начал свою деятельность в этой должности, он сразу взял курс на обновление Узбекистана, демократизацию общества, модернизацию экономической и политической систем, социальной сферы. В данных реформах роль парламента должна быть совершенно другая. Необходимо было активизировать и модернизировать деятельность парламента.

К сожалению, в [предыдущие] годы сложилась такая практика, что роль депутатов и сенаторов не ощущалась. Но этого нельзя сказать сейчас. Потому что сейчас все быстро меняется. Как обычному человеку вам неизвестна деятельность Сената, местных кенгашей. Вы житель города Ташкента, у вас есть депутат, от вас избранный в городской кенгаш. Вы о нем не знаете даже.

Это очень большой недостаток в деятельности депутатов и сенаторов. Они считают, они должны рассматривать вопросы повестки дня, которые им представят, должны за это проголосовать, выступить и высказать свое мнение. И на этом их роль заканчивается. Так было несколько лет назад.

Вообще депутаты — избранники народа. Сейчас идут процессы выборов. Вы видите, насколько народ активен, и насколько он, оценивая человека, будет избирательно подходить к выбору своего депутата. Наши депутаты не были активны, но сейчас перед тем как принимать какой-либо закон, наши сенаторы идут, перед своими избирателями проводят разъяснительную работу, берут их предложения и высказывают у нас на заседаниях эти предложения.

Мы стали сами инициировать отдельные проблемные вопросы и приглашать к заслушиванию членов правительства. Раньше такого не было. Министры или председатели комитетов отвечают на вопросы наших сенаторов с трибуны. Механизм создан, он совершенствуется. Через определенное время это будет уже показывать свои результаты. Сенат будет как настоящий Сенат работать и депутатский корпус тоже.

Мы не рассказываем о том, что делается в стенах Сената. Мое первое требование перед сенаторами было обеспечить открытость. Перед моим первым заседанием я собрала всех журналистов и блогеров в здании Сената, рассказала о задачах и деятельности Сената. Мы провели экскурсию, показали, как мы заседаем в комитетам, как мы обсуждаем законопроекты и как мы голосуем.

С этого момента мы на все свои заседания приглашаем всех заинтересованных журналистов и блогеров. Для них мы создали в здании Сената условия. Второе заседание транслировалось онлайн. Все наши заседания теперь будут доступны. Любой человек сможет наблюдать, как принимаются законы, как рассматривались, как правительство отчитывается перед Сенатом. Ссылка есть на сайте.

О вырубке деревьев и жестоком обращении с животными

Вырубка идет на определенных территориях. Там есть депутаты, сенаторы и руководители. Они могли бы сразу же оперативно отреагировать. Но этого не происходит. Получается, когда люди поднимают вопросы, мы своевременное не реагируем.

Мы на заседании Сената тоже сказали, что с одной стороны идет озеленение [Приаралья], а с другой стороны мы вырубаем деревья. Какой парадокс.

Есть законы, которые запрещают [вырубать деревья]. Но эти законы необходимо пересматривать. Необходимо ужесточать ответственность лиц, которые вырубают деревья. Мы должны проанализировать, насколько работают эти законы. Значит они не работают, раз происходят эти действия.

Во-вторых, ответственность этих людей. Понимание этими людьми, будет ли это бизнесмен мебельной промышленности или представитель хокимията, выделяющий землю для строительства, — ответственности они сами не понимают. Правовая непросвещенность этих лиц, невыполнение этих законов, слабые законодательные нормы и отсутствие четкого парламентского контроля над этими действиями.

За [принятием Концепции охраны окружающей среды до 2030 года] последует очень большая работа. Здесь очень много проблем, не только связанных с простой вырубкой деревьев. Это и уход за деревьями, и обеспечение специалистами, и ландшафты. То есть очень много направлений работы, по которым должны работать специалисты городских хокимиятов, отделений Госкомэкологии, да и просто Экологическая партия. Социальные проблемы должны подниматься со стороны политических партий.

Мы хотим очень быстро решать вопросы. Во многих случаях это зависит от вложения средств, разработки каких-то нормативных документов, которые потребуют привлечения специалистов, которых у нас также недостаточно.

Уход за деревьями мы отдаем людям, которые не имеют абсолютно элементарных знаний по уходу за деревьями. За границей вы видите, как они красиво ухаживают за деревьями. А у нас это могут делать люди, которые привлечены к общественными работам. То есть временно безработные. Они абсолютно не имеют навыков и знаний ухода за деревьями.

Это процесс не одного дня, не полугода и не года. Этот процесс начат. Сейчас решением Сената Олий Мажлиса мы дали поручение правительству, дали направление по разработке механизмов, отдельных положений, программ по подготовке специалистов, по уходу за деревьями, по ужесточению наказания.Этот вопрос необходимо рассмотреть в комплексе, а не просто принимать меры к тем, кто принимает решение.

В Сенате абсолютно не все равно до животных. Но это аналогичная ситуация с вопросом рассмотрения вырубки деревьев. Если послушаешь представителей власти на местах, представителей санэпидстанций, то получается, как будто бы они правы (речь идет о методах борьбы с бешенством путем массовой потравы животных — ред). Этот процесс имел место. Но я думаю, сейчас он прекратился. Сейчас ответственность этих лиц, ужесточение наказания.

Надо работать над сознанием этих людей. Правовое просвещение — это самое главное. Безграмотность, невежество, незнание законов, своей ответственности приводит к тому, что эти действия совершаются в очень грубой форме.

О единогласном голосовании сенаторов за принятие решений

Вопросы, которые выносятся на повестку дня заседая Сената, тщательно отрабатываются до голосования. В основном эта работа, споры, несогласия происходят до большого заседания в комитетах. Как только мы получаем от Законодательной палаты законопроекты, мы сами планируем парламентские слушания, либо рассмотрения каких-либо вопросов.

Сенат не только действует от заседания к заседанию. Сенат каждый день проводит очень большую работу. И во время заседаний, заседаний рабочей группы приглашаются много специалистов, экспертов и даже представителей международных организаций, чтобы посоветоваться по тем или иным вопросам.

[С нижней палатой] мы договорились, что с первого, нулевого чтения Законодательной палаты Сенат активно принимает участие и вносит им своим предложения. Чтобы не получилось, что в Сенат внесли законопроект, а Сенат его отклонил.

О парламентских выборах и предвыборной кампании

Парламентские выборы в корне отличаются от всех предыдущих выборов. Партии активизировались, поняли, что нельзя работать по-старому и отставать от демократических реформ, которые происходят в нашей стране.

Население поднимает больше проблем, чем политические партии. Поэтому партии сейчас делают выводы. Их программы отличаются друг от друга. Раньше программы невозможно было отличить. Идеи НДПУ можно было увидеть в УзЛиДеП.

Сейчас идут очень интересные события. У каждой партии предвыборные гонки. Они разработали съезды партий, где они объявляют о своей программе. За какую программу или за какого кандидата будет народ голосовать?

У нас больше голосуют за кандидатов. Насколько эти люди известные, насколько они могут какие-то вопросы решать.

Я думаю, народ очень избирателен. И сейчас он будет очень обдуманно принимать решение.

О необходимых реформах

Реформы идут очень быстрыми темпами. Президент задал очень высокий тон развитию демократических преобразований в нашей стране. В первую очередь, идет очень большая либерализация экономики, развитие всех сфер и отраслей сегодняшнего народного хозяйства, социальной сферы, гражданского общества.

За всеми этими процессами необходимо создавать прочную законодательную основу. Инициатив у руководства страны очень много. Ратификация договоров, создание новых законов, совершенствование нормативных актов, устранение любых преград по выполнению этих законодательных актов и межгосударственных договоров — это самое главное направление.

Второе направление — мы должны активно работать над внедрением правоприменительной практики. Законы принимаются очень хорошие. Вот недавно мы приняли два закона, касающихся интересов женщин. Но эти законы пока только на бумаге, они еще не работают.

Самая главная проблема, которая меня волнует, — это то, что законы пока не работают. Население должно знать. Они должны уметь требовать их исполнения. Самое главное, исполнители этих законов должны чувствовать ответственность, и выполнение законов должно быть главным стержнем внутри каждого руководителя.

Недавно я посмотрела видео. Kun.uz беседовали с послом Узбекистана в Турции Алишером Аъзамхаджаевым. Наш посол говорит: «Мы привлекаем инвесторов, чтобы они здесь организовали бизнес-проекты. И получается, отдельные хокимы говорят: „Я гарант, что вас никто не тронет. Вы делайте свою работу, создавайте бизнес-проекты, в Узбекистане, я гарант“. Тогда инвесторы отворачиваются и уходят. Они говорят: „В той стране, где гарант один человек, там нам делать нечего“».

Это самая большая боль для нас, парламентариев. Потому что в стране должны главенствовать законы. Закон должен быть одинаковым для всех. Он должен работать качественно и беспрекословно.

Об отдыхе и семье

До должности председателя Сената, занимая различные посты, я тоже чувствовала свою принадлежность не самой себе. Мне это удовольствие доставляет… На предыдущих должностях принадлежала той работе, которую мне доверили, той части населения, которая мне доверяет. Это были работники, когда я была председателем Федерации профсоюзов, женщины, когда я работала в Комитете женщин.

Теперь это весь народ. Народ смотрит на меня с большой надеждой, я должна оправдать эти надежды. На такой высокой должности я потеряла покой. Желание куда-то поехать отдохнуть у меня на последнем месте. Для меня самое главное решить то, что осталось. А осталось очень много.

Моя семья меня всегда поддерживала. И то, что женщина, особенно в Узбекистане достигла такого высокого уровня, это непросто. Это только благодаря тому, что окружающие меня люди всегда меня поддерживали. Мне повезло с родителями, которые меня поощряли, давали мне образование, заставляли учиться и радовались всем моим успехам.

Я хочу обратить внимание наших родителей, что поощрение маленького человечка на хорошие подвиги, пусть это будут подвиги в других направлениях в творчестве, в искусстве, это большая вера появляется в душе человека и он движется, он верит в себя. Это самое главное.

Во-вторых, мне всегда везло на хороших учителей, руководителей, с которыми я работала. Благодаря моему воспитанию, я научилась ладить с людьми и находить разные варианты.

Супруг меня всегда всячески поддерживал. Он тоже работает, но тем не мене поддерживает меня во всем и помогает в решении бытовых семейных вопросов. Мои дети также стараются решать свои вопросы самостоятельно.

О профессиональных ожиданиях

Я абсолютно не думала, что [стану главой Сената]. Я никогда не гналась за должностью. Я всегда старалась делать работу свою лучше других специалистов. Я старалась, чтобы мой участок отличался креативностью, результатами.

Если человек стремится за должностью, но не работает над собой, это очень временное будет явление.

О переломном моменте в карьере

[Переломный момент в карьере наступил], когда я вышла на самостоятельный участок работы. Это была Федерация профсоюзов. До этого я работала в Кабинете Министров. Это была очень большая школа. Я занималась социальными вопросами, но приходилось заниматься вопросами сельского хозяйства, труда, воинской обязанности. Мы были в теме всех новшеств, которые происходили под руководством премьер-министра.

Да, тогда [страна] жила не очень хорошо. У хокимов, даже у министров было не так много возможностей, как сейчас. Даже в тот тяжелый период правительство старалось решать наболевшие проблемы. Но из-за отсутствия средств, возможностей, многие проблемы накапливались. Особенно такие проблемы в социальной сфере, как отсутствие дошкольных учреждений, 12-летнее образование, которое показало свою несостоятельность.

Не было ни средств, ни возможностей, ни кадров. Но тем не менее правительство работало очень сильно. Это была мощная работа. Сейчас работа еще сильнее и появились очень большие возможности. Сегодня эти реформы дошли до каждого человека. Каждая семья сегодня что-то получает от этой реформы.

Да, проблем много. Надо еще многое делать. Но самое главное — система новая заложена. Система начнет приносить свои результаты. Но для этого необходимо, чтобы государственные органы, парламент, депутаты и общественность работали ответственно.

О возвращение женщин и детей из Сирии

Президентом принято невероятно гуманное решение, которое позволило этим женщинам со своими детьми вернуться на родину. До их возвращения была проведена очень большая работа с правительствами этих стран. Большие сложности были с вывозом этих людей сюда. Не было полностью веры в то, что возвращенные женщины не повторят свои ошибки.

Те, кто хотел вернуться, вернулись. Они увидели, что там не рай. Женщины уезжали по различным причинам. У некоторых заранее уезжали мужья, а потом звали свою семью. Бывали случаи, что влюбились по интернету и уехали. Бывали случаи обмана, что уехали на заработки в Российскую Федерацию или другие страны, и оттуда обманным путем их завлекали.

Причины разные, но прибыв туда, они увидели, что особенно ценное для женщины — здоровье и образование детей. Женщины не могли оказать элементарные услуги свои детям: показать их врачам, накормить тем, чем они хотели бы. Они мучались из-за отсутствия таких возможностей. Они хотели к себе домой. Сейчас они взяты под заботу нашего государства.

Журналисты не осведомлены о том, что делается для этих женщин. Это ошибка наших структур, которые не рассказывают об этом.

Один из санаториев Ташкентской области принял этих людей. Создали для них условия, пригласили медиков, психологов, работников органов внутренних дел, восстанавливали их документы. Для скорейшей адаптации помогают окружающие, их родственники. Общественность оказывает им поддержку: махалля, управления Комитета женщин на местах помогают им в трудоустройстве.

Дети абсолютно не умели даже здороваться. Они возвращались к себе домой, к себе в регионы. Создавались с хокимиятами условия для того, чтобы они продолжили свою жизнь на нормальной основе. Если у них не было домов, им предоставляются ипотечные квартиры. По желанию их обустраивали на работу.

Им дается шанс, чтобы они в первую очередь встали на правильный путь. Это касательно взрослых. А детям дается шанс, чтобы они нормально жили. Это наши дети. Они ни в чем не виноваты.

[В Сирии наши люди] еще есть. Работа еще ведется.

О правах женщин

Вопрос бытового насилия даже не обсуждался долгие годы в Узбекистане. Традиции внедрялись в сознание наших женщин, что надо терпеть, и другого пути нет. Иногда поднимался вопрос, что женщина подверглась насилию со стороны мужа или свекрови, но к этому вопросу относились нормально. Проблема достигала такого уровня, что некоторые женщины доходили до суицида.

Открыто говорить на эту тему мы стали в последние три года. Реформы дошли и до женской части населения. Мы стали глубже анализировать деятельность в сфере насилия, гендерного равенства. И мы увидели, что эта проблема очень глубокая.

Мы недавно приняли закон о равных возможностях женщин и мужчин и законо защите женщин от притеснения и насилия. Вроде мы создали законодательную основу. Это закон прямого действия. Недавно у нас была российская делегация. Они сказали, что наш опыт будут применять в разработке закона по насилию. Наш закон прошел экспертизу международных экспертных кругов. Он полностью отвечает международным стандартам.

Но этим ничего не решишь. Насколько наши женщины готовы обращаться сегодня в соответствии с законом для защиты своих прав? Работа с сознанием людей — самая тяжелая работа. Особенно в узбекистанском обществе, когда функционируют институты махалли, примирительные комиссии. Иногда эти общественные структуры играют очень хорошую роль тоже. От них тоже нельзя просто так отказываться. Но чаще всего они перегибают.

Иногда можно наблюдать чрезмерное вмешательство в частную жизнь, личную жизнь супругов. Это тоже одна из крайностей. С этим абсолютно нельзя соглашаться. То есть под видом урегулирования семейных отношений получается, что чужие люди вмешиваются в частную жизнь. Поэтому все органы самоуправления граждан, институты примирения тоже нужно обучать, чтобы они работали в соответствии с этикой. Люди сами должны решать, продолжать совместную жизнь или нет.

Мы должны золотую середину найти [в отношении примирения]. Уровень самосознания и уровень образованности поднять до такого уровня, чтобы супруги сами могли решить свои вопросы. В других странах есть семейные адвокаты, психологи. Они работают индивидуально. А у нас эти институты пока еще не развиты. Но я думаю, что мы должны идти к этому и мы должны отказываться от излишней суетливости общественных структур.

О квоте для женщин-кандидатов в Законодательную палату

Я верю, что это будет реальностью. Раньше хоть была 30% квота, но эта норма не работала до такой степени, что никто не следил за тем, что 30% женщин было представлено на предыдущих выборах. Никто не требовал даже.

Талантливых, умных, образованных женщин очень много, но им никто не давал ходу. Мне дали, потому что, может быть, я упорная. От самой женщины тоже зависит. Характер женщины, ее желание участвовать в этих процессах, ее твердость. Некоторые женщины немного пасуют перед этим. Если одна женщина и четверо мужчин [в пяти политических партиях], они просто задавят ее.

В этом году политические партии показывают даже не 30%, а намного больше. Некоторые показывают не менее 40%. Это говорит о том, что обязательно будут выигрывать женщины.

Когда я работала в Комитете женщин, мы провели большую подготовительную работу по подготовке женщин к [выборным] процессам. Раньше такого тоже не проводилось. Мы провели отбор женщин, которые хотят заниматься политической деятельностью. И их оказалось более 6000 по всей стране.

Мы разработали специальную программу подготовки лидеров среди этих женщин. И по отдельной программе их обучали. Академия государственного управления при президенте, вузы на местах обучали их, как надо выступать перед аудиторией, как позиционировать себя, поднимали экономические и политические знания.

Списки этих женщин мы как Комитет женщин представили всем политическим партиям. На основе этих списков партии проводили работу по отбору своих кандидатов на низовом уровне. Я сейчас уверена, что выдвижение покажет намного больше чем 30%. И на выборах, я уверена, женщины будут выигрывать.

Прежних женщин с нынешними женщинами сравнить очень сложно. Сейчас женщины намного активнее, чем мужчины, целенаправленнее, честнее. Там где женщина, там меньше коррупции. Это доказанный факт. Среди людей, которые попадаются по вопросам коррупции, мало женщин. Женщина в первую очередь думает о своих детях, о своей семье. Поэтому я уверена, что будет много женщин.

Но надо отдельно сказать, что это не только на уровне депутатского корпуса, сенаторов-женщин должно быть больше. Женщин должно быть больше на всех уровнях принятия решений. Мы должны добиться того, чтобы больше женщин-министров, заместителей министров было. Женщин-хокимы наконец-то появились. В первые годы независимости в четырех районах республики были женщины-хокимы. И они отлично работали.

Но опять-таки активизация, повышение роли мужчин, женщина должна быть больше в семье, — эти традиционные взгляды отодвинули женщину назад. И она перестала верить в то, что она может стать хокимом или может возглавить крупный участок. Сейчас идет поощрение женщин на такие действия. Принятый закон позволяет создавать равные условия для всех женщин и мужчин.

Придет время, может быть, мы от этих квот откажемся. Я лично не за гендерный подход при назначении на должности, а за профессиональных подход. [Но чтобы женщина стала этим профессионалом, надо ее] поддержать.

Гендерными вопросами должны заниматься все абсолютно структуры. Гендерный вопрос — это наличие женщин и мужчин и создание им равных возможностей, равная оплата труда, достойные условия труда. Если каждый руководитель будет гендерно чувствительным, у нас вся проблематика по всей стране решится. Гендерными вопросами, вопросами насилия, создания условий должны заниматься все.

В министерствах есть коллегии, которые принимают решения по злободневным вопросам ориентированности данной сферы, и здесь почему-то членами этих коллегий являются абсолютно все мужчины. Это неправильный подход. Там тоже должно быть равенство. Нужны женщины, которые посмотрят с точки зрения влияния на социальную сферу.

По мнению Танзилы Нарбаевой:

Лучший город земли после Ташкента — Самарканд.

Закончить фразу «Бьет значит»: любит. Это говорят так, но я с этим несогласна.

СМИ, с которого начинается день: новости на «Газете.uz».

На базарах надо делать покупки, а не читать стихи.

Патриотизм — это любить свою семью, потому что все начинается в семьи. Это всегда быть готовым служить своей родине в любой момент. Полностью отдаваться тому, что делаешь.

Мечта — увидеть новый Узбекистан, цветущий, и чтобы дети были счастливы.

Узбекистан через пять лет — совершенно новый Узбекистан со счастливыми людьми и счастливыми семьями.

Источник: https://www.gazeta.uz/